Почему Господь благоволит злу? Ответ на атеистическую критику

Автор: Михаил Абакумов
Редактура: Наталья Агеева

В среде атеистов  весьма популярен короткий анимационный ролик «Почему Господь благоволит злу». В нем поднимается вопрос, почему плохие и ужасные вещи происходят с добрыми и невиновными людьми. Красочно изображая сцену нападения насильников и убийц на мать с маленьким ребенком, ролик  показывает происходящий в это время разговор между высокомерным ангелом-хранителем и всемогущим Богом. Ангел обвиняет Бога в том, что Он, будучи всемогущим, вселюбящим и всезнающим, позволяет злу происходить, хотя свободно может остановить его в любую секунду. Вывод ролика весьма однозначный: Бог, который не способен или не желает остановить зло, не может быть Богом, и, следовательно, Его вообще нет. Но справедлив ли подобный вывод? Как мы можем быть уверены, что Бога не существует? Возможно, есть причина, почему Бог допускает все зло в мире. Может, это как-то вписывается в грандиозный план, который мы можем лишь смутно различить, если вообще можем. Как нам это узнать? Что ж, давайте тщательно исследуем этот вопрос.

Перед тем как начать анализ возражений и аргументов атеистов, важно разграничить проблему зла на две ее стороны – эмоциональную и интеллектуальную. Интеллектуальная проблема зла  –  это область исследований философов и богословов, которые пытаются объяснить каковы причины существования зла в случае существования Бога. Эмоциональная проблема зла – это просто реакция страдающего человека на то зло, что произошло либо с ним, либо с кем-либо еще. Сама по себе эмоциональная сторона ничего не доказывает. Тем не менее, именно к эмоциональной проблеме зла чаще всего и обращаются атеисты, в том числе автор этого видео. Почему? Потому что именно эта сторона проблемы производит наибольший эффект и впечатление на аудиторию. Любой здоровый человек, слушающий истории о том, как маленькую девочку насилует до смерти маньяк или как невинный младенец медленно погибает под обломками разрушенного здания, не может не почувствовать моральное негодование и сострадание к жертве. Но наше эмоциональное отношение никак не может повлиять на интеллектуальную сторону проблемы. Несоответствие эмоциональной стороны истине очевидно из того факта, что даже если бы ответ был отрицательный, он не имел бы никакого значения по отношению к существованию Богу. Эмоциональная проблема связана не с аргументами и доказательствами, а с отношением человека к существованию зла. Такую сторону проблемы невозможно опровергнуть интеллектуальным ответом, потому что она не связана с ним.

Итак, хотя эмоциональная проблема зла – это, вероятно, наибольшее препятствие для веры в существование Бога, мы не думаем, что с интеллектуальной точки зрения проблема зла может каким-либо образом доказать то, что Бога не существует. Напротив, мы считаем, что христианский теизм – это единственное решение и надежда на избавление от страданий и зла этого мира.

В этой статье мы последовательно рассмотрим аргументы и вопросы «ангела» к Богу, попутно разъясняя, почему интеллектуальная проблема зла терпит крах, а также, почему атеизм не в состоянии обосновать свою позицию.

Изначальная несостоятельность аргумента в пользу атеизма

Начнем с того, что изначальный посыл атеистов, который выдвигают в качестве проблемы существование зла, предполагает, что существуют объективные моральные ценности. Но если Бога нет, то не существуют и объективные моральные ценности. Наличие объективных моральных ценностей означает, что те или иные вещи хороши или дурны вне зависимости от того, согласен ли кто-нибудь с такой оценкой. К примеру, нацисты, осуществлявшие Холокост, считали свои поступки нравственными, но объективно нацистский антисемитизм был нравственно порочен и оставался бы порочным, даже если бы нацистам удалось победить во Второй мировой войне и уничтожить или переубедить всех инакомыслящих. Однако если Бога нет, то моральные ценности лишены объективности в таком смысле.

Это мнение разделяют не только теисты, но и многие атеисты. Например, Майкл Руз, специалист в области философии науки, согласен с этим тезисом. Он поясняет:

«Нравственность является результатом биологической адаптации не в меньшей степени, чем руки, ноги и зубы. Рассматриваемая как рационально состоятельный набор утверждений о чем-то объективном, этика иллюзорна. Насколько я понимаю, когда люди говорят: «Возлюби ближнего своего как самого себя», — они думают, что апеллируют к некоему высшему авторитету. Однако такая апелляция поистине безосновательна. Нравственность — это всего лишь подспорье для выживания и воспроизводства… И любой более глубокий смысл — это иллюзия».[1]

Нет никаких причин полагать, что в отсутствие Бога человеческая нравственность носит объективный характер. В конце концов, если Бога нет, что особенного в человеческих существах? Они представляют собой не более чем случайный побочный продукт эволюции, произошедшей относительно недавно на крохотной пылинке, затерянной посреди враждебной и бездушной Вселенной, и относительно скоро погибнут — и каждый в отдельности, и все вместе. С точки зрения атеистов, определенные поступки — скажем, изнасилование — не идут на пользу обществу, а потому в процессе эволюции оказались табуированными; но это никоим образом не доказывает, что изнасилование действительно является злом. С точки зрения атеистов в том, что кто-то кого-то изнасиловал, нет ничего действительно плохого, если не считать последствий для общества. Таким образом, без Бога не существует абсолютных понятий добра и зла, которым подчинялась бы наша совесть.

Однако проблема заключается в том, что объективные ценности существуют, и в глубине души все мы понимаем это. У нас не больше оснований отрицать объективную реальность моральных ценностей, чем отрицать объективную реальность материального мира. Большинство людей полагает, что объективные ценности нам знакомы. Как признается сам Руз:

«Человек, который говорит, что есть нравственное оправдание насилию над маленькими детьми, ошибается точно так же, как человек, который утверждает, что дважды два равно пяти».[2]

Такие поступки, как изнасилование, пытки и совращение малолетних — не просто социально неприемлемые действия, а безнравственные мерзости. Некоторые вещи действительно порочны сами по себе. Аналогичным образом любовь, равенство и самопожертвование действительно являются добродетелью. Однако если объективные ценности без Бога существовать не могут, а в действительности они существуют, то из этого логически и неизбежно следует, что Бог есть.

Подытожить эти рассуждения можно следующим образом:

  1. Если Бога нет, не существует и объективных нравственных ценностей.
  2. Объективные нравственные ценности существуют.
  3. Следовательно, Бог есть.

Таким образом, зло на самом деле доказывает существование Бога. Так как, если объективные ценности не могут существовать без Бога, а объективные ценности существуют — как это видно из реальности зла, — тогда неизбежно следует, что Бог существует. Таким образом, хотя зло в некоем смысле ставит под сомнение существование Бога, в более фундаментальном смысле оно демонстрирует существование Бога, поскольку зло не могло существовать без Бога.[3]

Во-вторых, с материалистической точки зрения, свободы воли не существует. Так каким образом человек может нести ответственность за то, что он не мог не совершить? В таком случае, все наши моральные порицания и осуждения становятся бессмысленными, ведь дело не в том, что кто-то более нравственен, а кто-то менее, а в том, как сложились неизменные законы природы и предыдущие состояния системы вселенной.[4]

Итак, выходит, что уже изначально позиция атеизма не может выдержать бремя доказательства. Но постойте! Ведь ролик исходит из того, что Бог существует! Атеисты могут заявить, что эта проблема внутри нашего мировоззрения. Что ж, но в таком случае, им необходимо учитывать и те следствия, которые предполагает теизм. Так что, давайте же исследуем пресловутые вопросы «ангела».

Аргументы «ангела»

  1. Причина, по которой Бог ничего не предпринимает — чтобы у людей была свобода воли.

Ангел: Господь, у нас проблема.

Бог: само собой.

Ангел: на одну женщину внизу напали настоящие отморозки.

Бог: Джефри, отморозки постоянно на кого-нибудь нападают, кого-нибудь насилуют, убивают, никогда не было такого, чтобы кто-нибудь не умирал от болезней, не было катастроф или кто-то не погибал. Все это мне известно давно.

Ангел: ну а не мог бы ты, не знаю, что-нибудь предпринять?!!

Бог: Ну, нет.

Ангел: почему нет?!!!

Бог: просто мне хочется, чтобы те, кого я создал, обладали свободой. Истинная свобода, Джефри, подразумевает, что выбирающий свободен стать на сторону зла. Болезни и катастрофы —  зрелище, может, и неприглядное, не спорю, но все эти бедствия и невзгоды закаляют людской дух, невозможно оценить что-то хорошее, если не имеешь представления о плохом. Я никогда не ставлю людей перед тем, что им не по силам.

Ролик начинается со сцены акта насилия над невинной матерью и ее ребенком. Ангел, видя происходящее, обращается к Богу с вопросом, почему Он допускает подобные случаи. Бог отвечает, что причина, по которой Он ничего не предпринимает – для того, чтобы у людей была свобода воли. Автор ролика саркастически обращается к классическому ответу на проблему зла – защиту от свободы воли. И это приводит нас к первой версии интеллектуальной проблемы зла – логической проблеме. Это наиболее старая и всем знакомая версия проблемы. Обосновывал ее еще древнегреческий философ Эпикур:

«Бог желает предотвратить зло, но не может? Тогда он не всесилен. Он может, но не желает? Тогда он злой. Значит, он и может, и желает? Тогда откуда берётся зло? Он не может и не желает? Тогда зачем называть его Богом?».[5]

Другими словами, аргумент в строгой форме выглядит так:

  1. Логически невозможно, чтобы Бог и страдания существовали одновременно.
  2. Страдания существуют.
  3. Следовательно, Бог не существует.

Такая версия аргумента терпит неудачу с логической точки зрения. Проблема этого аргумента в том, что нет причин считать, что Бог и зло логически несовместимы. Между этими двумя утверждениями нет явного противоречия, поэтому должны быть скрытые предпосылки, которые выявили бы предполагаемое противоречие. Вот они:

  1. Если Бог всемогущ, Он может создать любой мир, который захочет.
  2. Если Бог вселюбящий, Он предпочтет мир без страданий.
  3. Следовательно, если существует всемогущий, вселюбящий Бог, то страдания не существуют.

Но верны ли эти атеистические предпосылки? Вот здесь-то и вступает в силу защита от свободной воли. Может ли Бог создать любой мир, который Он захочет? Что, если вы хотите, чтобы мир был населен людьми, у которых есть свобода воли? Для Бога логически невозможно заставить кого-либо свободно выбирать делать добро. Невозможно создать мир, населенный людьми, которые всегда свободно выбирали бы то, что морально хорошо.

А как насчет второй предпосылки? Обязательно ли верно то, что Бог всегда предпочтет мир без страданий? Откуда мы это знаем? Все мы знаем случаи, когда мы допускаем страдания, чтобы добиться большего блага. Если возможно, что Бог допускает страдания, чтобы достичь большего блага, то мы не можем сказать, что эта предпосылка обязательна верна.

Итак, для того чтобы логическая проблема зла имела успех, атеист должен был бы доказать, что логически невозможно существование свободы воли и наличия у Бога веских причин для допущения страданий. Бремя доказательства слишком тяжелое, чтобы его нести. Вполне возможно, что Бог и страдания существуют одновременно.[6]

  1. А как же смерть детей?

Но похоже, что ангел готов показать случаи, когда страдания не достигают большего блага:

Ангел: никогда не ставишь людей перед тем, что им не по силам?

Бог: ага.

Ангел: но для всех, кто умер, это не так, разве нет? Слушай, мне же не нужно все и сразу. О том, чтобы все зло и людские невзгоды в одночасье исчезли – речи нет, но у малыша, которого съедает рак, от того, что выпало на его долю, дух не закалится, малыш умрет, да и все. В чем смысл то?

Бог: смысл в том, что это входит в мой замысел.

Ангел: замысел? Я думал, что все сводится к свободе воли. Но что же это за план такой, по которому ты, мудрее которого нет во всей вселенной, не можешь осуществить свой замысел без того, чтобы не гибли ни в чем неповинные дети? Я же не прошу, чтобы ты положил конец всему злу, но в чем смысл позволять вершиться злу, вот вроде такого, где страдают мать вместе с сыном, что тут хорошего? Тебе ничего не стоит прекратить это прямо сейчас, ты вездесущ, а значит, и там ты тоже есть, наблюдая за происходящим. Бог, олицетворение всемогущей силы, стоит и смотрит. Трудно предпринять что-нибудь?

Подобные упреки в сторону Бога изначально предполагают, что у Него нет морально веских причин допустить то или иное зло, например, по отношению к детям или к матери с ребенком. Это приводит нас ко второй и наиболее сильной версии проблемы зла – вероятностной. Существует столь много бессмысленных страданий, что кажется невероятным, что у Бога могут быть веские причины для их допущения. Страдания представляют эмпирические доказательства того, что существование Бога не невозможно, а просто крайне маловероятно.

Но откуда атеист это знает? Атеист должен доказать, что у Бога не было веских причин для допущения зла и страданий. Это бремя доказывания слишком тяжелое.

Начнем с того, что мы не в состоянии сказать с уверенностью, что у Бога нет причин для допущения страдания в мире. Проблема в том, что мы ограничены в пространстве и времени, а также в интеллекте и понимании. С другой стороны, Бог видит каждую деталь в истории от ее начала и до конца, а также влияние на нее человеческих свободных решений и действий. Для достижения Своих целей Бог может допустить множество страданий на пути к ним. Страдания, которые кажутся бессмысленными в наших ограниченных рамках понимания, могут рассматриваться Богом как справедливо допущенные в Его широких рамках. Иногда то, что мы переживаем, может быть лишенным всякого смысла, пока мы не достигнем более широкого угла зрения и не увидим полную картину, задуманную Создателем.

Давайте проанализируем тот пример, который красочно описывает автор ролика. На женщину с ребенком нападают преступники. Ее насилуют, его убивают. Атеист может сказать, что либо существование Бога невозможно на фоне такого случая, либо весьма маловероятно. Но как это можно доказать? Ввиду нашей ограниченности, нет никакого способа доказать подобные утверждения. Морально веские причины Бога, Который допустил подобное преступление, могут проявиться лишь спустя 300 лет и в совершенно другой стране. Каждое событие влияет на последующие на протяжении всей истории, просто ограниченному человеку не понять и не представить этих последствий . Поэтому, чтобы доказать свою правоту, автор ролика должен доказать, что смерть этих людей была абсолютно бессмысленной и неоправданной, что, конечно же, сделать он не сможет.

Проблема в том, что автор мыслит в весьма узких рамках материалистического понимания. Но, с точки зрения Бога, жизнь не заканчивается могилой, а перетекает в вечную жизнь. Исходя из этого, становится ясно, что весь смысл человеческой истории состоит в том, что Бог, давший нам свободу воли, привлекает в Свое бесконечное царство столько людей, сколько Он может. Страдания – это один из способов, которым Бог может свободно привлекать людей к Себе. Фактически, страны, пережившие наибольшие трудности, часто показывают наиболее высокие темпы роста христианства.[7]

Но как насчет детей? Это еще один аргумент, к которому обращается ангел. Бог ведь не посылает человеку того, что он не может перенести. Бог никогда не ставит людей перед тем, что им не по силам. Однако ангел ссылается на свой очевидный опыт, заявляя, что для всех, кто умер, это не так, разве нет? Разве их смерть может служить большему благу? Что ж, для христианского теизма это также не является неразрешимой проблемой.

Во-первых, Библия утверждает, что дети идут на небо:

«Иисус сказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Евангелие от Матфея 19:14).

Поэтому, с точки зрения христианского теизма, участь умерших детей на самом деле является большим благом. Здесь снова проявляется размышление автора с чисто земной перспективы. С чего автор взял, что земная жизнь – это лучшее, что у нас может быть? Божья цель не ограничивается этой жизнью, а изливается за могилу в вечную жизнь. Этот мир – лишь начало. Врата, ведущие в невообразимую, нескончаемую жизнь за пределами надгробной плиты. Павел, написавший большую часть Нового Завета, подвергался страданиям, лишениям, бедствиям, избиениям, тюремным заключениям, голоду, но, несмотря на это, он писал:

«Поэтому мы не унываем; Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу, когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое; ибо видимое временно, а невидимое вечно» (2 Коринфянам 4:16-18).

Павел понимал, что жизнь на Земле и любые страдания, переносимые каждым из нас – временны. Наша боль не будет продолжаться вечно, но наша жизнь с Богом будет. Павел не умалял тяжелое положение тех, кто ужасно страдает в этой жизни. Более того, он был одним из них. Но он осознавал, что эти страдания будут навеки захлестнуты океаном радости, которую Бог даст тем, кто добровольно принял Его.

Во-вторых, как мы уже сказали, мы просто не знаем, по каким причинам Бог допустил смерть того или иного ребенка. Последствия смерти могут уходить далеко за рамки нашего обзора. Конечно же, страдания могут способствовать тому, чтобы кто-либо добровольно принял Бога. Поэтому смерть может быть тем средством, через которое действует Бог. Смерть младенца, погибшего от рака, может быть единственной возможностью (учитывая свободу воли), чтобы побудить его родителей или кого-либо еще свободно принять Бога, а для самого младенца жизнь не заканчивается могилой, потому что согласно словам Иисуса Христа детям принадлежит Царство Небесное. Многие другие могут обратиться к Богу только через опасную болезнь или смерть близкого им человека. Поэтому аргумент автора снова терпит крах, просто потому что он не знает тех причин, по которым Бог допускает то или иное зло в мире. И также потому, что с Божественной точки зрения, важнейшая цель жизни заключается не в счастье, а в познании Бога. Страдания могут привести к более глубокому и более личному познанию Бога, будь то со стороны того, кто страдает, или же окружающих.

Ангел продолжает: когда в замысел Бога входит смерть детей – это добро, когда в замысел Гитлера – это зло. Двойные стандарты?

Вовсе нет, потому что намерения Гитлера не были моральны, и у него как конечного и ограниченного творения нет полномочий Творца для распоряжения чужими жизнями. У Бога эти полномочия есть, и Его желание состоит в том, чтобы привести как можно больше людей в Свое Царство, в том числе через смерть, что может быть единственным вариантом в каком-либо конкретном случае.

  1. Право убийц свободно убивать, а насильников свободно насиловать важнее, чем жизни их жертв?

Ангел: не хочешь, чтобы что-нибудь помешало убийце свободно убивать?

Бог: ну, да.

Ангел: то есть, ты хочешь сказать, что право убийц — свободно убивать, а насильников — свободно насиловать, и тебе это важнее, чем жизни их жертв?

Бог: ну, в такой формулировке звучит не очень, но в общем, да, ты прав.

Ангел: хм, а что по-твоему сделал бы Супермен, будь он на твоем месте? Тоже бы стоял и смотрел, как ты все время делаешь?

Бог: ну, наверное, нет.

Ангел: считается, что Супермен на стороне добра, считается, что и ты тоже.

Бог: Супермену все равно, нарушает он свободу воли или нет.

Ангел: хочешь сказать, что ты никогда не нарушал свободу воли? Чудес ты никогда не совершал? Можно вопрос? Вот совершил бы ты чудо сейчас, остановил бы насильника, сколько людей лишилось бы свободы воли?

Бог: ну, насильник бы лишился, так что, думаю, один.

Ангел: один человек лишился бы свободы воли, верно?

Бог: да.

Ангел: а сколько бы лишилось свободы воли, если бы ты ничего не предпринял?

Бог: ну, как это…

Ангел: а разве не заметно, что женщину насилуют против ее воли?

Бог: ну, по-моему…

Ангел: в общем, решишь ты прийти на помощь, или нет, кто-то лишится свободы воли, так?

Бог: ты прав.

Ангел: и ты предпочитаешь быть на стороне насильников и убийц? Твое бездействие ничто иное, как действие по защите свободы воли убийц, ущемляющих права их жертв.

Ангел настаивает, что в любом случае чья-то свобода нарушится: либо жертвы насилия, либо насильника, если вмешается Бог. Почему же Он не вмешается?

В этом аргументе содержится логическое противоречие. Достаточно проанализировать его суть: почему Бог не вмешивается и не останавливает порочные поступки? Потому что Он дает возможность для свободного выбора. Но что было бы, если бы Бог вмешался и предотвратил зло? Он бы не дал возможности для свободного выбора. Также автор снова исходит из той предпосылки, что у Бога нет моральных причин допустить то или иное зло, и что определенное зло не может в дальнейшем привести к какому-либо благу (например, вечной жизни). Почему Бог не вмешается? Очевидно, что, если бы Бог каждый раз вмешивался, препятствуя совершению зла, свободы воли как таковой не существовало бы. Потому что любой твой плохой выбор не будет иметь ни значения, ни последствий. Но свобода воли предполагает некую причинность, то есть то, что решения и поступки одних существ влияют на внешний мир и других существ.

  1. Может, принцип «согрешил – отправляйся в ад» чересчур прост?

Бог: но я, если разобраться, не на стороне убийц, ведь им суждено вечно гореть в аду.

Ангел: то есть, спустя триллионы лет эти двое так и будут гореть в аду, из-за того, что совершили?

Бог: да.

Ангел: и что, от этого станет, что ту мать никто не насиловал и того сына никто не убивал?

Бог: ну, так-то нет.

Ангел: и что, от мучений насильника ей станет легче факт насилия пережить?

Бог: ну, не думаю.

Ангел: и что они усвоят от того, что будут вечно гореть в аду?

Бог: ну, они точно усвоят, что убивать и насиловать нельзя.

Ангел: и что с того толку, если они обречены на вечные адские муки, может, принцип « согрешил – отправляйся в ад» чересчур прост? Что, если бы ты их остановил, или бы сделал что-то такое, что в конечном счете их остановило и помогло понять, какой плохой поступок они чуть не совершили? Не исключено, что они стали бы теми, кто когда-нибудь остановили бы других убийц и насильников вместо тебя, а это отлично вписывалось бы в замысел Бога, который стоит на стороне добра, но, по твоему замыслу, женщину насилуют, сына убивают, а двум мужикам навечно уготованы безжалостные адские муки.

Ангел снова исходит из ложных предпосылок. По его мнению, эти преступники не осознают, что совершают плохой поступок. Но это глупая предпосылка. Большинство преступников вполне понимают то, что нарушают закон. К тому же Писание четко говорит о том, что Бог вложил моральный закон в сердце каждого человека, а также свидетельства Творца в природе, поэтому у них не будет подобного оправдания (Послание к Римлянам 1:19-21; 2:14,15). Ад – это не то место, где преступники усваивают, что они поступили плохо. Это место вечного наказания за совершенные преступления. Ангел задает вопрос: почему Бог не может остановить преступников? Не исключено, что они стали бы на сторону справедливости.

Думается, что ответ очевиден. Некоторые люди не захотят свободно принять Бога ни при каких условиях. Бог делает все, чтобы спаслось как можно больше людей, но логически невозможно заставить людей свободно принять Его.

  1. Бог постоянно нарушает свободу воли. Он противоречит Сам Себе.

Бог: но Джефри, я же сказал, у меня строгие правила, вмешиваться мне нельзя.

Ангел: но ведь в старину, когда еще не было видеокамер, ты этим не заморачивался, мог сделать так, чтобы расступилось Красное море, приказывал людям делать то, что тебе вздумается, обращал их в соленые столпы.

Бог: так, Джефри, хватит.

Ангел: а Иисус, блин, ходил по воде, и исцелял больных проказой, лишь бы доказать, что он сын божий, хотя это вообще ничего не доказывает.

Логика отсутствует: то, что человек вернулся к жизни, доказывает, что вселенная была создана.

Бог: Джефри, я же сказал, хватит.

Ангел: я в том смысле, что в свое время, на свободу воли тебе было вообще все равно.

Бог: ну, понимаешь, после того, как появился Иисус…

Судя по всему, ангел плохо знаком с содержанием Писания, так как вся Библия наоборот говорит о том, что Бог каждый раз предоставляет людям возможность свободного волеизъявления. Тот факт, что однажды приходят последствия их неправильных решений, или что Бог в какой-то момент времени производит суд над ними – никак не опровергает свободу воли. Бог дает достаточно времени и возможностей для того, чтобы человек мог свободно и осознанно принять решения относительно своей участи. Возьмем, например, историю с захватом Ханаана, одну из излюбленных историй атеистов. Разве справедливо, что Бог повелел Иисусу Навину захватить эту землю и уничтожить ее жителей? Разве он не нарушил их свободу воли? Писание ясно отвечает на этот вопрос: Бог ждал в течение четырёх столетий, пока не наполнилась мера беззаконий людей, населяющих землю, обещанную Израилю (Бытие 15:16). В Библии Бог постоянно призывает людей обратиться к Нему, рассудить и принять решение, отвратиться от своих злых дел и т.д. Все эти призывы не имели бы смысла, если бы Бог не учитывал свободу воли человека.

С пониманием этого отпадает и вопрос автора о том, почему же Бог вмешивается в ход истории, совершая чудеса. На самом деле, подобные действия не нарушают свободу воли, а лишь содействуют тому, чтобы некоторые лица свободно приняли Бога. И в Библии мы ясно видим, что чудеса не являются гарантией того, что люди захотят принять Бога.

Отсутствует ли логика в утверждении того, что воскресение свидетельствует о существовании Бога? Неясно, с чего автор это взял. Очевидно, что если произошло сверхъестественное событие, то оно доказывает существование этого сверхъестественного, а также доказывает утверждения, сделанные той Личностью, которая была воскрешена.[8]

Заключение

Далее идет повтор тех же аргументов, и завершается ролик речью покойного атеиста Кристофера Хитченса, которую он говорил на каждых своих дебатах:

«Для того чтобы принять основной посыл христианства необходимо принять на веру вот что: вспомним, что на протяжении этих ста тысяч лет люди рождались и умирали. Многие из них еще во время родов, которые заканчивались смертью матери или ребенка. При этом средняя продолжительность жизни составляла 20-25 лет. Тогда никто не знал, что гибельные эпидемии вызваны микробами. Ничего не говорит про них и книга Бытия, потому что ее авторов насчет микробов никто не просветил.

Разрушительные землетрясения, извержения и цунами воспринимались как божья кара. Если же прибавить к этому войны и голод, то понять что это в целом был за мир, не составит никакого труда. Именно так в свое время мы и жили. На протяжении десятков тысяч лет человечество шло и шло по пути в лучшем случае очень медленного развития, и цена, которой оплачивался подобный прогресс, была огромной. В невероятных муках рождалось человечество на свет.

Так вот, нам предлагается принять на веру то, что с небес наблюдают за этим 98 тысяч лет и спустя эти 98 тысяч лет решают: «так, пора вмешаться». Идеальный вариант – это омерзительное жертвоприношение, где-то в палестинской глуши, к тому же весть тогда до большей части людей так и не дошла. И если и дойдет, то я сомневаюсь, что они в неё поверят. Лично я в нее не верю, как и всякий разумный человек. Спасибо».

Опять же, в этой «яркой» речи мы не видим никаких аргументов, только эмоциональное давление. Он исходит из эволюционной предпосылки того, что живые существа на протяжении миллионов лет проходили бессмысленные стадии рождения и смерти. Но, согласно Библии, это не так. Не было никаких миллионов лет смертей и страданий. И на самом деле уже в первых книгах Библии содержатся указания о гигиене, которые предполагают существование микробов.

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Св. Евангелие от Иоанна 15:13).

Омерзительное жертвоприношение? Если жертва за других омерзительна, то почему же мы так восхваляем тех людей, которые жертвуют собой ради других? Почему мы чтим тех солдат, которые погибли, защищая своих товарищей? Тех людей, которые сгорели, спасая из огня детей? Тех, кто сам оказался под машиной, оттолкнувши других? Жертва – это высшая форма любви. И вопрос заключается в том, умер ли кто-то за вас? Согласно христианству – да. И это был Иисус Христос, Бог, ставший человеком. Он пришел, чтобы взять наши грехи на Себя и предоставить нам живительную связь с Богом. Это и есть окончательное решение проблемы зла. Нет, Бог не благоволит злу, Он его уничтожил, умерев на кресте.

Ссылки и примечания

  1. Ruse, Michael. Evolutionary Theory and Christian Ethics // The Darwinian Paradigm (London: Routledge, 1989), pp. 262-269.
  2. Ruse, Michael. Darwinism Defended (London: Addison-Wesley, 1982), p. 275.
  3. Больше информации о моральном аргументе читайте в статье «Может ли человек быть хорошим без Бога?».
  4. Подробнее о проблеме свободы воли читайте в статье «Существует ли свобода воли?».
  5. The formulation may have been wrongly attributed to Epicurus by Lactantius, who, from his Christian perspective, regarded Epicurus as an atheist. According to Mark Joseph Larrimore, (2001), The Problem of Evil, pp. xix-xxi. Wiley-Blackwell. According to Reinhold F. Glei, it is settled that the argument of theodicy is from an academical source which is not only not epicurean, but even anti-epicurean. Reinhold F. Glei, Et invidus et inbecillus. Das angebliche Epikurfragment bei Laktanz, De ira dei 13,20-21, in: Vigiliae Christianae42 (1988), p. 47-58.
  6. Подробнее об этой версии проблемы зла смотрите в анимационном ролике «Страдания и зло: логическая проблема».
  7. Подробнее об этой версии проблемы зла смотрите в анимационном ролике «Страдания и зло: вероятностная версия».
  8. Об историчности Воскресения Иисуса Христа, смотрите два наших анимационных ролика: «Воскрес ли Иисус из мертвых?»: Часть 1 и часть 2.

Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в соц. сетях!

ВАМ БУДУТ ИНТЕРЕСНЫ ЭТИ СТАТЬИ: