Обезьяний разум

Как эволюция подрывает разум и науку

Автор: Китон Халли (англ. Keaton Halley)
Источник: creation.com
Перевод: Михаил Абакумов
Редактура: Владимир Силенок, Ксения Митрохович

Атеисты обычно представляют себя как защитников разума и науки, и они рассматривают эволюционную теорию как триумф и того, и другого. Действительно, они считают, что эволюция помогает им объяснить особенности мира, которые в противном случае были бы необъяснимыми. Как сказал Ричард Докинз, «Дарвин дал атеисту возможность быть целостным интелектуально».[1] Иронично, однако, что эволюции не представляется возможным нести это бремя, потому что если бы эволюция была правдой, то это подорвало бы нашу уверенность в человеческой рациональности. Тогда как у христианства есть ресурсы для объяснения разума, атеистическая парадигма, напротив, разрушает себя сама. Контраст можно увидеть, сравнивая то, что каждое мировоззрение говорит о происхождении и структуре человека.

Наше происхождение

Фото: en.wikipedia.org

Люди обладают способностью учиться и рассуждать. Мы можем постигать логические законы и связи, ощущать наше окружение, помнить прошлое и размышлять о себе путём самоанализа. Каково происхождение этих способностей?

Библия настаивает на том, что Бог создал наш разум и тело с определенной целью. Он создал нас по Своему образу, чтобы мы, между прочим, могли думать, как Он.  Хотя грехопадение затронуло даже наш умственный аспект, оно не перечеркнуло полностью нашу способность рассуждать. Итак,  с христианской точки зрения, наши рассудительные способности, в целом, надежны, хотя и не полностью.

С другой стороны, если бы атеизм был правдой, то люди были бы побочными продуктами слепых сил, которые не намеревались создавать рациональных существ. С точки зрения эволюционного философа Дэниела Деннета, «человеческий разум – это что-то вроде мешка с хитростями, объединившихся вместе с течением эпох путем непредвиденного процесса эволюции посредством естественного отбора».[2] Но если бы наш разум не был запроектирован, то на каком основании мы могли бы ему доверять? В эволюционном мире случайностей, мы не могли бы рассчитывать на то, что наш разум направит нас к истине. Как признал К. С. Льюис,

«… [эволюционный] Миф просит меня поверить, что разум – это просто непредвиденный и непреднамеренный побочный продукт бездумного процесса на одном из этапов его бесконечного и бесцельного становления. Сам этот Миф, таким образом, выбивает из-под меня единственное основание, на котором я мог бы поверить, что Миф является правдой. Если мой собственный ум – это продукт иррационального … , то как я могу доверять своему разуму, когда он рассказывает мне об эволюции?».[3][4]

Многозначительные допущения

Интересно то, что многие эволюционисты признают, что эволюция предрасполагает нас придерживаться ложных убеждений. Тем не менее, всё выглядит так, будто они только крутят этим пониманием для своего удобства, когда они пытаются отвергнуть те идеи, которые им не нравятся, как, например, христианство. К примеру, сам Дарвин, когда он на протжении долгого времени испытывал убежденность в том, что Дизайнер необходим для объяснения мира, отбрасывал подобные мысли следующим образом:

«У меня всегда возникает ужасное сомнение в том, что убеждения человеческого разума, которые развились из разума низших животных, имеют какую-то ценность или вообще заслуживают доверия. Для чего доверять убеждениям разума обезьяны, как будто у этого разума есть убеждения?».[5]

Но Дарвин избирательно сомневался  в своих рассудительных силах только тогда, когда они приводили его к Богу. Если эволюция действительно доказывает, что человеческие рассуждения полностью ненадежны, то эволюционисты должны усомниться в каждом убеждении, к которому они приходят посредством разума, включая все научные знания и даже саму эволюцию.

Естественный отбор в помощь?

Не так быстро, утверждают некоторые эволюционисты. Естественный отбор решает проблему следующим образом. Разум, который является надежным, то есть тот, который стремится представить мир точно и предоставить своим владельцам истинные убеждения, будет иметь преимущество в плане выживания по сравнению с тем, который этого не делает. Например, если обезьяна, живущая в африканской саванне, осознает, что львы опасны и поэтому будет держаться на расстоянии от них, то скорее всего, передаст свои гены следующему поколению, в отличие от другой обезьяны, которая, по-видимому, считает, что львы совершенно безобидные, приятные котята. Таким образом, популяция обезьян автоматически будет стремиться к правильному мышлению с течением времени, поскольку естественный отбор благоприятствует тем, у кого есть более надежный разум.

Однако, этого ответа недостаточно. Вышеупомянутый сценарий предполагает, что уже существуют обезьяны, обладающие многими истинными убеждениями и рациональным мышлением. В таком случае, примесь совершенно ошибочного мышления, вроде отождествления львов с котятами, безусловно, могло быть невыгодным. Но это фокусировка на неправильном вопросе. Мы не спрашиваем о том, как это работает в сегодняшнем мире, в котором уже присутствует надежное мышление, мы спрашиваем, как бы всё работало, если бы вся эволюционная история была правдой. Мы спрашиваем, возникнет ли когда-нибудь преимущественно рациональный и надежный разум, в первую очередь, в эволюционном мире. Для этого нет причин.

Для наглядности, можно подумать о более скромных существах, чем обезьяны. Бактерии, например, процветают, по-видимому, без каких-либо убеждений вообще. Это показывает, что поведение является самым важным для выживания, и выгодное поведение может происходить и в отсутствии надежного разума, порождающего истинные убеждения. В действительности, не только убеждения сами по себе, а сочетание убеждений, желаний и других факторов, работающих вместе, приводят к определенному поведению. Поэтому, если мы переместимся по цепочке сложности к самому простому организму, способному иметь убеждения – пусть, ради правильности аргумента, это будет муха, – почему следует считать, что естественный отбор подтолкнёт такое существо к преобладающе истинным убеждениям? Не будет иметь значения, приняла ли ошибочно эта муха паутину за батуты или что-то ещё, до тех пор, пока она свободна от неё.

Многие ведущие эволюционисты сами признают, что естественный отбор не нацелен на истину, допуская, что «наши мозги были сформированы для приспособляемости, а не для истины»[6] и что «интерес к истине не нужен для выживания или размножения. … У истины нет систематического эволюционного преимущества перед ошибкой».[7] На самом деле проблема еще хуже. Если бы наш разум эволюционировал, то ложные убеждения имели бы преобладающую тенденцию, потому что, как указывает христианский философ Ангус Менге, «для любой конкретной темы можно показать, что существует гораздо больше систем ложных убеждений, чем систем истинных убеждений, которые производят такое же поведение».[8] Даже атеистический философ Томас Нагель признаёт, что без «независимой основы доверия к разуму, эволюционная гипотеза угрожает, а не успокаивает».[9]

Наши составляющие

Помимо подрыва нашего доверия к разуму, атеистическая эволюция также сделала бы невозможной способность рассуждать  из-за того, что она утверждает о нас самих. В библейском мировоззрении человек состоит из материальной и нематериальной частей – тела и души.[10] Как утверждали многие христианские философы, наши души необходимы для того, чтобы мы существовали как единые «я», последовательные «я», и личности со свободной волей – всё это, в свою очередь, необходимо для нашей способности рассуждать. Но если бы эволюция была правдой, то мы бы состояли только из материи. Как сказал атеист-философ Пол Черчленд, «если стандартная эволюционная история является правильным описанием нашего происхождения, то, похоже, нет ни необходимости, ни места, чтобы вписать какие-либо нефизические субстанции или свойства в нашу теоретическую оценку себя. Мы – существа из материи. И мы должны научиться жить с этим фактом».[11]

Проблема, однако, в том, что разум не может быть основан на материальных вещах из-за нескольких препятствий. Во-первых, наши материальные тела и мозг постоянно меняются и заменяются новыми кусочками материи, поэтому в эволюционном мире трудно понять, почему один и тот же человек на протяжении всего акта рассуждения – с предпосылки до вывода, будет оставаться собой.[12] Во-вторых, наши мозги состояли бы из разных частей, имеющих разные мысли, – так что же объединило бы их воедино, создавая один сознательный индивидуум? Как утверждает эволюционный психолог Стивен Пинкер, в материализме «единое «я» – это выдумка … это всего лишь иллюзия, что в Овальном кабинете мозга есть президент, который контролирует всю нашу деятельность».[13] В-третьих, все наши действия были бы просто результатом подчинения наших атомов законам физики, определяемыми предшествующими физическими состояниями, здесь нет места для настоящей осознанной личности, у которой есть цели или умение делать выводы. Атеисты Стивен Хокинг и Леонард Млодинов признают, что, по их мнению, «наши поступки определяются нашим мозгом, который подчиняется известным научным законам, а не какой-то силе, существующей вне этих законов».[14] Конечно, если бы это было правдой, тогда Хокинг и Млодинов не могли бы написать это. Они могли бы также сказать: «Мои атомы заставили меня сделать это», потому что они не рассуждали бы, а просто реагировали. Если бы натуралистическая эволюция была правдой, то все человеческие действия были бы просто автоматическими и пассивными случайностями, без какого-либо контролирующего человеком действия. К сожалению, такие утверждения опровеграют сами себя, как Д.Б. Холдейн отметил много лет назад:

«Если мои психические процессы полностью определяются движением атомов в моем мозге, то у меня нет оснований полагать, что мои убеждения верны… и поэтому у меня нет оснований полагать, что мой мозг состоит из атомов».[15]

Вера в натурализм

В ответ на эту проблему эволюционисты часто просто предполагают, что разум может возникнуть из материи, когда та достигнет определённого уровня сложности. Они признают, что на данный момент у них нет объяснений того, как возник интеллект, но в тщетной попытке изменить ход игры они обвиняют креационистов в том, что они слишком быстро отказываются от натуралистического решения, и настаивают на том, что когда-нибудь ответ будет обнаружен. Как и в других сражениях в диспуте о сотворении / эволюции, эволюционисты предлагают обещающие заметки вместо доказательств.

Однако креационисты не просто говорят, что мы еще не нашли естественного объяснения; мы говорим, что если фундаментальный корень реальности полностью состоит из нерационального материала, тогда разум, в принципе, невозможен. Один христианский апологет весьма хорошо это выразил:

«Понять, как нерациональные процессы порождают рациональное мышление – это равносильно пониманию того, как трехмерный объект может быть создан путем организации линий на двухмерной поверхности. Нам не нужно целый день рисовать линии в любой геометрической последовательности, которую только можно себе представить, чтобы понять, что эта задача невозможна».[16]

Созданный разум

Поскольку мы знаем, что мы на самом деле мыслим надёжным образом, то эволюционное мировоззрение не может быть правильным. Эволюции не хватает ресурсов, которые позволят нам доверять нашим собственным рациональным способностям, но христианство преуспевает там, где эволюция терпит неудачу. Согласно Библии, мы больше, чем просто материя, больше, чем просто остатки слепых, эволюционных процессов. У нас есть нематериальные души, которые играют важную роль в нашей способности мыслить. И мы были созданы Богом разума, по Его образу и подобию. Бог дал нам ум людей, а не обезьян, и поэтому разум и наука возможны.

Ссылки и примечания

1.  Dawkins, R., The Blind Watchmaker, W. W. Norton and Company, New York, NY, p. 6, 1986.
2. Dennett, D., Breaking the Spell: Religion as a Natural Phenomenon,Viking, New York, NY, p. 107, 2006.
3. Lewis, C.S., Christian Reflections, Eerdmans, Grand Rapids, MI, p. 89, 1967.
4. Римско-католический философ Элизабет Анскомб возражает против использования Льюисом термина «иррациональный» в его ранних формулировках этого аргумента, поскольку физические события не будут нарушать разум, и она рекомендовала вместо этого описать их как «нерациональную». В защиту Льюиса Виктор Репперт указывает, что ранее он различал два типа иррациональности – нарушения логики, с одной стороны, и отсутствие логики – с другой. Тем не менее, Льюис принял совет Анскомб, пересмотрев его наиболее полное изложение аргумента во втором издании «Чудеса», избегая при этом термина «иррациональный». См. Reppert, V., The Argument from Reason, in William Lane Craig and J.P. Moreland, eds., The Blackwell Companion to Natural Theology, Wiley-Blackwell, West Sussex, UK, p. 353–354, 2012.
5. Darwin, C., letter to W. Graham, 3 July 1881, in Francis Darwin, ed., The Life and Letters of Charles Darwin, William Clowes and Sons, London, UK, vol. 1, p. 316, 1887, darwin-online.org.uk.
6. Pinker, S., How the Mind Works,New York, NY, W.W. Norton and Company, p. 305, 1997.
7. Gray, J., Straw Dogs,Granta Books, London, UK, p. 26, 2002.
8. Menuge, A., Agents Under Fire: Materialism and the Rationality of Science,Rowman and Littlefield, Lanham, MD, p. 153, 2004.
9. Nagel, T., The Last Word,Oxford University Press, Oxford, UK, p. 135, 1997.
10. Для наших целей здесь не имеет значения, является ли дух синонимом или чем-то отличным от души.
11. Churchland, P., Matter and Consciousness,MIT Press, Cambridge, MA, p. 21, 1984. Заметьте, даже если эволюционист подтвердил существование нефизических умственных свойств, таких как убеждения, но всё же отказался от ментальной субстанции, это не помогло бы, потому что убеждения были бы эпифеноменальны – без причинной силы – и сами они определялись бы физическими состояниями мозга.
12. Moreland, J.P. and Craig, W.L., Philosophical Foundations for a Christian Worldview,InterVarsity Press, Downers Grove, IL, p. 239, 242, 2003.
13. Pinker, S., Is Science Killing the Soul?, transcript of a dialogue with Richard Dawkins at Westminster Central Hall in London, UK, 10 February 1999, edge.org/conversation/is-science-killing-the-soul.
14. Hawking, S. and Mlodinow, L., The Grand Design,Random House, New York, NY, p. 32, 2010.
15. Haldane, J.B.S., Possible Worlds,Transaction Publishers, New Brunswick, NJ, p. 209, 2009 (originally published 1927).
16. Barefoot, D., A Response to Nicholas Tattersall’s “A Critique of Miracles by C. S. Lewis”, infidels.org/kiosk/article/a-response-to-nicholas-tattersalls-quota-critique-of-imiraclesi-by-c-s-lewisquot-89.html.

Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в соц. сетях!

ВАМ БУДУТ ИНТЕРЕСНЫ ЭТИ СТАТЬИ: