Обольщение Христианства. Глава 13. Поклонение самому себе, как идолу

«… Как написано: «хвалящийся хвались Господом»… Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Коринфянам 1:31, 3:11) 

Обольщение христианства определённо не ограничивается только крайними элементами. Мифы Фрейда/Юнга о психическом детерминизме и «бессознательном» были приняты настолько повсеместно, что эти необоснованные предположения теперь оказывают большое влияние на христианское мышление всей церкви. Практика шаманской визуализации управляет целым спектром методов – от «внутреннего исцеления» до самосовершенствования, причём последнее включает в себя различные формы самогипноза, начиная от «положительных утверждений» и «позитивного исповедания» до записей, обучающих подсознательному убеждению. Это обольщение теперь затрагивает все аспекты христианской жизни и заражает церкви от харизматов до их противников, от либералов до евангелистов, от католиков до протестантов, от духовенства до мирян. В качестве основного средства обольщения, объединяющего все его элементы, используется психология — этот «троянский конь», проникнувший сквозь все преграды.

В 1973 году Джей Адамс, автор многих книг о христианском консультировании, прочитал в ведущей евангелической семинарии серию лекций, подчёркивающих необходимость строго придерживаться Библии и избегать воздействия психологии. Адамс сказал студентам: «Я не думаю, что мне нужно делать акцент на этом пункте… Я уверен, что причиной, по которой меня пригласили выступить с этими лекциями, была, в первую очередь, наша общая уверенность в этом жизненно важном императиве»1.

Адамс ясно выразил свою убеждённость: «По моему мнению, пропаганда, разрешения и применения психиатрических и психоаналитических догм в церкви — это всё равно, что язычество и ересь (и, следовательно, представляет опасность), как пропаганда учений некоторых самых странных культов. Единственное существенное отличие состоит в том, что культы менее опасны, поскольку их ошибочность более узнаваема».[2] Он предупредил группу будущих пастырей:

«Члены вашей общины, старейшины, диаконы и коллеги-служители (не говоря уже о христианах, являющихся психиатрами и психологами) могут начать оказывать на вас давление и пытаться отговорить от решимости сделать ваше консультирование полностью основанным на Писании.

Они могут настаивать на том, что вы не можете использовать Библию как учебник по консультированию, постараются пристыдить тем, что семинария недостаточно подготовила вас к работе, соблазнить вас купить всевозможные яркие психологические товары для использования в качестве дополнения к Библии. Вероятно, они потребуют, чтобы вы отказались от того, что они могут подразумевать или открыто заявлять, что ваше основание для консультирования надменно, замкнуто и безнадёжно неадекватно.

Они могут даже предупреждать или угрожать, создавая карикатуру на библейский метод: «Подумайте о вреде, который вы можете нанести, просто раздавая библейские стихи, как рецепты или таблетки»».[3]

Эта семинария осталась оплотом библейской истины, одной из немногих без факультета психологии. Несмотря на это, масштаб проникновения психологии в церковь растёт. Через двенадцать лет после серии лекций Адама и психиатры, и психологи преподают то, что сегодня известно как «Пасторское консультирование». Обычно они поддерживают заблуждение о том, что психология является научной.[4]. В действительности эта псевдонаука пронизана противоречивостью и путаницей. Учебник, используемый в семинарии, написанный совместно сотрудниками «Пасторского консультирования», представляет собой полную противоположность тому, что Джей Адамс считал ориентиром этой школы в 1973 году: «Основная идея, лежащая в основе этой книги, заключается в том, что всякая правда является Божьей истиной, где бы она ни находилась… Авторы надеются, что эта книга поможет уменьшить вражду, которую христиане, возможно, испытывают к психологии».[5]

Психологическое обольщение

Основная проблема с подходом, что «всякая правда является Божьей истиной», заключается в следующем: психология делает вид, что даёт ответы, которые, даже будь она наукой, никогда бы не дала. Мы боремся не с химией, медициной или физикой, а с психологией, потому что она притворяется наукой, понимающей, как иметь дело с сердцем человека – духовного существа, созданного по образу Бога. Попытка справиться с поведением человека «с научной точки зрения» отрицает его свободную волю и духовную природу. Если сознание, личность и человеческие реакции можно объяснить с помощью науки или психологии, тогда фраза: «Я люблю тебя!» будет значить не более, чем: «У меня желудочно-кишечные боли». Любовь и радость, а также чувство справедливости, красоты и смысла, — всё станет плодом естественных процессов, регулируемых объяснимыми с научной точки зрения законами, а значит — бессмысленным.

Психология, в отличие от библейского консультирования, по определению не может ни объяснить, ни адекватно разобраться с человеком, каким его создал Бог, тем более, что искупленный человек должен жить посредством Христа, живущего в нём. Наука может иметь дело с такими вещами, как дефицит питательных веществ или химический дисбаланс в мозге, но она ничего не говорит о разуме, не являющемся физическим. Более того, психология не только притворяется «наукой», чтобы иметь дело с проблемами, которые она не может даже определить, а тем более — разрешить, но ещё и утверждает, что удовлетворяет потребности, которые, как говорит Библия, может восполнить только Божье Слово. Таким образом, психология, в полном смысле этого слова, является конкурентом религии, которая никак не может быть связана с христианством. Более того, психотерапия включает в себя опасность, скрытую во всех ложных религиях: те, кто её практикует, открывают себя для бесовского заблуждения. Если Библия верна, то психология только делает вид, будто предлагает то, что нам не нужно.

«Как от Божественной силы Его даровано нам всё потребное для жизни и благочестия» (2 Петра 1:3), «Я пришёл для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Евангелие от Иоанна 10:10), «И возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого» (1 Коринфянам 2:13). 

Г. Кэмпбел Морган описал христианскую жизнь в этих строках:

«Христиане должны быть сформированы через общение с Ним… Здесь мы ступаем в область неизведанного…

Никто не может полностью понять действие Духа Божьего, в котором Он сообщает конкретной душе саму жизнь Христа…

В тот момент, когда душа подчиняется требованию Христа, Христос образуется внутри Духом Святым. Непосредственное подчинение Ему, как абсолютному Владыке жизни, и упование на Него в избавлении от греха, и на общение жизни, а затем, посредством процесса, совершенно не поддающегося объяснению людей, передача Духом жизни Христа, что приводит к тому, что Христос начинает жить, царствовать и работать в душе покорного и доверяющего Ему человека.

Симуляции этой жизни Христа быть не может. Это должен быть Христос в нас. Святость – не что-то… [а] Он!»[6]

Евангелический гуманизм

Идея врождённой добродетели человека — невинного ребёнка, всё ещё находящегося внутри всех нас, — это краеугольный камень психологии. При такой поддержке евангелическая традиция заменяется новым гуманистическим взглядом на человека, который высмеивает как «богословие червя» прежний упор на осуждение за грех, покаяние и недостойность человечества.

В этом новом евангелии мы должны избегать всего того, что угрожает хрупкой самооценке грешника. Следующее утверждение выражает распространённое заблуждение в этой области:

«В действительном смысле здоровье всего общества зависит от той лёгкости, с которой отдельные его члены получают личное признание. Таким образом, всякий раз, когда ключи к самооценке, по-видимому, недоступны для большого процента людей, как в Америке двадцатого столетия, тогда широко распространяются «психические заболевания», неврозы, ненависть, алкоголизм, наркомания, насилие и социальные беспорядки… [выделе но в оригинале]».[7] 

Ненависть, насилие и социальные беспорядки вызваны не преднамеренным восстанием и грехом, а отсутствием чувства собственного достоинства, которое так или иначе «недоступно» для этих жертв современной жизни. Вместо того чтобы обращать внимание людей на их гордость и нежелание покаяться в собственных грехах, как на великий барьер между людьми и Богом, нам теперь говорят, что такое послание унижает «нашу подлинную личность», и первостепенной необходимостью является формирование у каждого чувства собственного достоинства. Такие же идеи представлены теми, кто находится в сфере успеха/мотивации:

«Приняв себя, вы увидите, что являетесь человеком, который действительно заслуживает «хорошего в жизни»… Шекспир сказал об этом так: «Превыше всего, будь верен самому себе»… Как только вы принимаете себя и свою истинную ценность, симптомы пошлости, ненормативной лексики, разгильдяйства, распущенности и прочего исчезают. Вот в чем, мой друг, твоя проблема».[8]

Это соблазнительное евангелие эгоизма теперь проповедуется выдающимися пастырями и провозглашается известными докладчиками на конференциях. Эту эгоистичную психологию в обёртке христианской терминологии легко можно было бы признать очевидным мошенничеством, если бы не следующий факт: то, что в психологии якобы является «истиной Бога», приобрело авторитет, по меньшей мере, равный Библии.

Оценка Писания отличается от современной, говорящей о том, что многие проблемы человечества возникают из-за низкой самооценки или недостатка любви к себе. В противовес современному взгляду, апостол Павел предупреждает, что любовь к себе в последнее время будет корнем таких проблем. Не видим ли мы исполнение этого пророчества в наши дни?

«Знайте же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы» (2 Тимофею 3:1-4). 

Некоторые из самых искренних слуг Господа принимают идеи, которые полностью расходятся с тем, за что стояли евангелисты всего несколько лет назад. Эту проблему трудно разоблачить ещё и потому, что психологи и психиатры обычно искренне преданны помощи другим людям. Более того, психиатры являются врачами (как Фрейд и Юнг), медицинская профессия стоит за психиатрией, и никто не имеет большего доверия в обществе, чем семейный врач (кроме, наверное, пастыря). Всё больше пастырей получает учёные степени в психологии, чтобы лучше помогать тем, кто приходит к ним за консультацией, а те, кто не имеет такой степени, чувствуют, что вынуждены прислушиваться к заявлениям проницательных профессионалов.

Это новое богословие/психология «самооценки» противоречит Писанию и далеко от того, чтобы найти поддержку в Библии. Бог избрал Моисея, который был «человек кротчайший из всех людей на земле» (Числа 12:3), чтобы противостоять самому могущественному в мире властелину и избавить Израиль таким образом, что прославился Бог, а не человек. Моисей уклонился от этого призыва, считая себя неспособным. Вместо того чтобы обеспечить ему месяцы психологического консультирования, поднять его заниженное представление о себе и укрепить самооценку, Бог пообещал быть с Моисеем и чудесным образом действовать через него (Исход, глава 3). Сегодня нас лишают присутствия и силы Божьей (которую знал Моисей и другие, подобные ему), когда говорят, что недостаток радости и силы в нашей жизни обусловлен низкой самооценкой.

Единственное правильное представление о себе появляется при взгляде на Бога, а не на нас самих, и это не льстит нам, но меняет жизнь и разворачивает нас от самих себя к Нему. Так произошло, когда Исайя «увидел Господа, сидящего на престоле высоком и превознесённом… и сказал…: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами…» (Исаия 6:1-5). Отблеск славы Божией и его собственная недостойность в сравнении с ней изменили жизнь Исаии. Поворотный момент в жизни Иова наступил тогда, когда он сказал: «… Теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле… И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние» (Иов 42:5, 6, 12). Так происходило со всеми мужами и жёнами Божьими в прошлом, но сегодня подобный опыт могут посчитать психологически вредным для самоуважения человека. 

Старые и новые принципы

Когда-то предполагалось, что, раз психология содержит крупицы Божьей истины, которые отсутствуют в Библии, её заявления должны быть признаны столь же авторитетными. Практический эффект состоит в том, чтобы дать психологии последнее слово, потому что те, кто принимает только Библию, но не психологию, не имеют права судить об этой новой истине. Поэтому имеющие степень в области психологии могут делать такие заявления, которые нельзя будет оспорить на любом другом основании внутри или вне церкви. Это светское духовенство претендует на власть диктовать новые «научные» стандарты всего, начиная от нашей мыслительной деятельности до сексуальной жизни и воспитания наших детей. Эти «здравые психологические принципы» становятся новой призмой, через которую интерпретируется Библия.

Ясно одно: Библия никогда не призывала к самопринятию, самолюбию, самоутверждению, самоуверенности, самоуважению, самопрощению или любой другой форме эгоизма, столь популярного сегодня. Ответом на депрессию является не принятие самого себя, но обращение от себя ко Христу.

Забота о себе — полная противоположность тому, чему учит Библия, и она не была бы известна в современной церкви, если бы не обольстительное влияние эгоистичных психологий. Бог создал человека по Своему образу. Сразу думаешь о зеркале, которое имеет только одну цель: отражать реальность, отличную от его собственной. Было бы абсурдом для зеркала пытаться выработать «хорошую самооценку». В равной степени абсурдно и, безусловно, не-библейски выглядят попытки людей сделать это. Если что-то не так с изображением в зеркале, то единственное решение для зеркала — вернуться в правильные отношения с тем, для отражения образа которого оно было спроектировано. Так происходит и с человеком, который предназначен для отображения образа Божьего. И в какой бы степени мы ни фокусировались на образе самих себя (независимо от того, насколько искренне это делается), мы лишаем себя и Бога тех отношений, которые должны иметь с Ним, если хотим правильно отражать Его образ.

Может показаться, что распространение этих небиблейских, нелогичных и невыносимых теорий уже не остановить. Должно быть ясно, что ни один из современных популярных селфизмов[21] не избавляет от «я», которое является нашим истинным врагом; напротив, «я» укрепляется через ещё большее уважение, уверенность, утверждение и т.д., для того чтобы править своим царством. Единственное, что Библия говорит нам делать со своим «я», — отвергать его, принимая смерть Христа, как свою собственную. Этого было достаточно для апостолов и ранней церкви. Подразумевается, что это больше не работает. Отвергая самих себя, мы разрушаем нашу хрупкую самооценку и тем самым разрушаем своё чувство «подлинной личности». Следующие рассуждения звучат очень типично для многих современных популярных христианских авторов:

«Чтобы утвердить свою самооценку, составьте список своих положительных качеств на карточке и держите её под рукой… Гордитесь собой время от времени. Обретите свой собственный уголок…

Вы также должны выделить несколько минут в день с единственной целью – целенаправленно смотреть в собственные глаза [в зеркале]. Делая это, повторяйте некоторые положительные исповедания того, что вы сделали (используйте список побед, начиная с десятого шага).

Затем повторите то, что положительного говорили о вас другие люди…

В некоторых случаях для построения собственной самооценки может быть весьма полезна пластическая хирургия. Это особенно верно в случае необычайно большого или длинного носа, оттопыренных ушей… слишком большой или маленькой груди и т.д.».[9]

Как ни странно, похоже, лишь немногим в церковном руководстве неудобно от того, что христианство начинает звучать так же, как гуманистическая психология. Сопоставьте то, что говорят христианские лидеры, со словами психотерапевта из Лос-Анджелеса Натаниэля Брандена, автора книги «Психология и самоуважение». Грех, даже преступное насилие, рассматривается как «психологическая проблема». Никто не делает зло умышленно; мы все невинные жертвы болезни, из-за которой не можем быть привлечены к ответственности. Чума «плохой самооценки» охватывает наш мир, и это является причиной всего, что было сделано неправильно. Бранден объясняет:

«Я не могу придумать ни одной психологической проблемы – от депрессии до страха близости или криминального насилия, – которая не проистекала бы из низкой самооценки…

Пока мы не готовы почтить себя и гордо провозгласить своё право на это, мы не сможем побороться за чувство собственного достоинства и не сможем его обрести».[10]

В отличие от новых идей, которые были заимствованы из эгоистичной психологии, Уильям Ло раскрывает точку зрения, которой церковь придерживалась веками:

«Люди мертвы для Бога, потому что живут для себя. Самолюбие, чувство собственного достоинства и обращённость к самому себе являются сущностью и жизнью гордости, и Дьявол, отец гордости, всегда присутствует в этих страстях, не оставляя их без своего влияния. Без смерти для себя нет возможности сбежать от власти Сатаны над нами…

Чтобы открыть глубочайший корень и железную силу гордости и самовосхваления, нужно войти в тайную комнату человеческой души, где Дух Божий, который один даёт смирение и кроткое подчинение, был отвергнут грехом Адама…

Здесь, в самой глубине человеческого существа, «я» обрело своё ужасное рождение и основало свой трон, царствуя над королевством тайной гордости, из которого вся внешняя пышность и тщеславие – только его детские, преходящие игрушки…

Воображение, как последняя и истинная поддержка самого себя, складывает у его ног невидимые миры и увенчивает его тайной местью и воображаемыми почестями. Это то сатанинское, естественное «я», которое должно быть отвергнуто и распято, иначе не может быть ученика Христа. Нет более ясного толкования, чем это, которое можно выразить словами Иисуса: «Если человек не отвергнет себя, и возьмёт крест и последует за Мной, он не может быть Моим учеником»».[11] 

Эпидемия смирения?

Об этом не только ясно учит Библия, но даже неверующие знают в своём сердце, что постоянно преследующий человечество грех — это гордость. Мы все склонны думать о себе слишком высоко. Однако, эту, давно установленную библейскую истину, в последнее время принято находить ошибочной. Просвещённые психологией, пастыри и христианские лидеры теперь заявляют, что грех, осуждающий человеческую расу, — это не гордость, а смирение. Мы думаем о себе не слишком хорошо, а слишком плохо. У всех нас плохая и низкая самооценка, от которой ничто, кроме психотерапевтических ритуалов, которые были христианизированы для церкви, не может нас спасти.

Но этот совет психологии находится в прямом противоречии с отрывком Филиппийцам 2:3: «… По смиренномудрию почитайте один другого высшим себя». Явное предостережение Павла в Римлянам 12:3 не думать о себе выше, чем мы должны, каким-то образом переиначивается и трактуется так, что самая большая опасность, с которой мы сталкиваемся, – это не думать о себе достаточно высоко.

Под влиянием этого нового вдохновения, которое пришло к нам через апостолов психологии, христианские лидеры посвящают проповеди, семинары и даже целые книги евангелию самоуважения. Если оно существует, такая «эпидемия неполноценности» будет первой в истории человечества и, несомненно, она была вызвана потоком лекций, проповедей и книг, предупреждающих об этом. Вместо того чтобы быть солью и светом, церковь впитала в себя мировую философию успеха и отдаёт дань уважения стереотипу самоуверенных и самоправедных мужчин и женщин, источающих самопринятие и высокую самооценку. Крейг Эллисон редактировал сборник «Самоуважение», в котором собраны работы ведущих христианских психологов на эту тему, опубликованный «Христианской ассоциацией психологических исследований». Как ни странно, современная идея, которую эти люди принимают и защищают, не только противопоставлена Божьей истине, но и противоречит выводам самой психологии. В книге «Раздутое «я»», психолог Дэвид Дж. Майерс отмечает: 

«Жан-Поль Кодоль провёл двадцать экспериментов с французами от двенадцатилетних школьников до взрослых профессионалов. Независимо от сложности и экспериментальности методов, человеческое самоосознание превосходства присутствовало постоянно… [Американские] студенты обычно относят себя к категории первых учеников в своём классе. Судя по ответам [на тесты самооценки], похоже, школьники Америки не страдают от чувства неполноценности. В графе «лидерские способности» 70 % оценили себя выше среднего, 2 % – ниже среднего.… В «умении ладить с другими» – 0 % из 829 000 ответивших студентов оценили себя ниже среднего, 60 % отнесли себя к лучшим 10 %, а 25 % – к лучшему 1 %!

Обратите внимание, насколько радикально противоречит этот вывод мнению большинства людей о том, что многие из нас страдают от низкой самооценки… Проповедники, которые выступают с высказываниями, повышающими эго аудитории, которую предположительно беспокоит плохая самооценка, проповедуют проблему, которая редко встречается».[12]

Миф о ненависти к себе

Иисус подытожил закон и пророков высказыванием, которое известно как «Золотое правило»: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Евангелие от Луки 6:31). Без полной уверенности в том, что каждый человек уже любит себя, Иисус никогда не сделал бы такое заявление. Конечно, если мы с рождения ненавидим себя, тогда желали бы другим того же самого зла, которого желаем себе. Но кто желает зла самому себе? Никто, кроме самого безумного. В Ефесянам 5:29 говорится об универсальной истине, которую мы все признаём: «Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее…». Однако, несмотря на это, поток христианских радио- и телепередач, кассет, журналов и книг вселил в нас идею о том, что мы от рождения ненавидим себя и должны научиться любить себя, прежде чем мы сможем любить других людей и даже Бога. 

Конечно, есть много людей, которые выражают разные степени ненависти к себе. В том, что на самом деле они не испытывают ненависти к себе, можно легко убедиться. Человек, который говорит: «Я такой уродливый, я ненавижу себя!» не ненавидит себя, иначе он был бы рад тому, что безобразен. Именно из-за того, что любит себя, он расстроен своим внешним видом и тем, как люди реагируют на него. Человек, который впадает в депрессию и говорит, что ненавидит себя за то, что потратил жизнь впустую, на самом деле, был бы рад потратить свою жизнь впустую, если бы в действительности ненавидел себя. На деле он недоволен тем, что провёл свою жизнь впустую потому что любит себя. Очевидно, что раскаивающийся преступник, который говорит, что ненавидит себя из-за преступлений, которые совершил, должен был бы радоваться своим страданиям и пребыванию в тюрьме. И всё же он надеется избежать этой участи, тем самым доказывая, что любит себя, несмотря на свои заявления о ненависти к своей персоне. То же самое происходит и с тем человеком, который сводит счёты с жизнью. Большинство этих несчастных людей считает самоубийство спасением, но кто помогает сбежать тому, кого ненавидит? Это последняя попытка их «я» убежать от обстоятельств, не принимая во внимание чувства других людей.

Человек, который постоянно унижает себя, в действительности не ненавидит себя и не имеет низкой самооценки; он просто даёт понять другим, что его эффективность не соответствует стандартам, которые он сам для себя установил. Это не признак низкой самооценки, но обратная сторона гордости. А.В. Тозер хорошо это объяснил:

«Самоуничижение вредно по той причине, что «я» должно быть там для уничижения. «Я», будь то чванливость или унижение, никогда не может быть ничем иным, как ненавистью к Богу…

Хвастовство является доказательством того, что мы довольны собой; принижение — что разочарованы. Так или иначе, мы показываем, что у нас высокое мнение о себе».[13]

Тем человеком, который заложил основы современной интерпретации «Золотого правила» Христа, является Фридрих Ницше, отец философского течения  «Богмёртв» и великий вдохновитель Гитлера. Ницшеписал: 

«Любовь к ближнему — это твоя плохая любовь к себе. Ты бежишь к ближнему от себя и притворяешься, делая добро! Но я понимаю твоё «бескорыстие». Ты не можешь выдержать себя, и ты не любишь себя достаточно».[14] Ницше говорит, что мы терпим неудачу тогда, когда действительно любим своего ближнего, как самого себя, потому что не любим достаточно себя. Он был одним из первых, кто пожаловался на «эпидемию» ненависти к себе, которую оплакивают современные евангельские лидеры.

На протяжении 1900 лет церковь учила, что мы существа изначально эгоистичные, которым не нужно учиться любить себя. Мы должны любить Бога и людей (для лучшей проработки этой мысли смотрите книгу Пола Браунбека «The Danger of Self-Love», Moody Press, Чикаго, 1982 г.) Тем не менее, благодаря влиянию Фромма и других психологов, церковь приняла идею о том, что, сказав: «Люби ближнего, как самого себя», Иисус учил, что мы должны «научиться любить себя прежде всего», прежде чем сможем любить Бога или нашего соседа. Роберт Шуллер был одним из первых церковных лидеров, подхвативших эту идею, и способствовал её радикальному переосмыслению в своей книге «Self-Love, The Dynamic Force of Success». Его примеру последовали многие другие; до сегодняшнего дня это остаётся общепринятой интерпретацией, которую можно услышать с кафедры во многих евангельских церквях.

Как бы искренне они ни звучали, психотерапевтические ошибки неизбежно искажают взгляд на Писание. Заявление Иисуса о том, что мы должны любить своего ближнего, как самого себя, не ограничивается лишь теми, кто имеет так называемую «здоровую любовь к себе». Такое разделение, которое пытаются провести христианские психологи, не может быть сделано на основании Библии. Это повеление обращено ко всем нам, и нет даже намёка на то, что некоторые люди могут не любить себя правильно или в достаточной степени, чтобы понять и повиноваться тому, что сказал Иисус.

Библейские призывы не думать о себе слишком высоко, если их интерпретировать в свете современной психологии, на самом деле, понимаются как предостережения против того, чтобы оценивать себя слишком низко. А те, кто не принимает это новое евангелие, «просто не знают своих психологических мотивов», имея даже очень зрелое понимание Писания. Поощрять эгоизм существ, у которых все их грехи сосредоточены на себе, — это всё равно, что лить бензин в огонь, который уже выходит из-под контроля. 

А.В. Тозер рассматривает всё это в перспективе:

««Я» – одно из самых жёстких растений, произрастающих в саду жизни. Оно в действительности является неуязвимым для любого человеческого средства. Как только мы обретаем уверенность в том, что оно умерло, оно оказывается таким же сильным, как всегда, чтобы разрушить наш мир и отравить плод нашей жизни…

Победивший христианин не возвышает и не унижает себя. Его интересы сместились от самого себя ко Христу. Есть он или нет, его уже не касается. Он считает, что был распят со Христом, и не желает ни восхвалять, ни осуждать такого человека».[15]

Разочарованные психотерапевты

К настоящему времени читателю должно быть более, чем ясно, что психология играет важную роль в продолжающемся и ошеломляющем обольщении христианства. Высокое уважение и неоспоримая власть, предоставленная этому языческому императору в церкви, крайне удивительны, учитывая, что его наготу столь тщательно разоблачали как светские психологи, так и сами психиатры. И в то время, как его собственная команда отчаянно пытается устранить многочисленные утечки на этом явно тонущем корабле, христиане продолжают подниматься на его борт с постоянно растущим энтузиазмом. Это тем более невероятно, если учесть, что они продают своё библейское право первородства,[22] чтобы не просто купить грязную похлёбку, но и приобрести право взойти на борт обречённого судна.

Разочарование тех, кто когда-то верил в психотерапию, и причина, по которой психотерапевты (и сами бывшие верующие) обращаются к Восточным религиям, с горечью выразил Джейкоб Нидлман:

«Современная психиатрия возникла из видения, что человек должен изменить себя сам и не зависеть от помощи воображаемого Бога. Более полувека назад… человеческая психика была вырвана из нерешительных рук организованной религии и помещена в мир природы как предмет для научных исследований… 

Настала эра психологии. К концу Второй мировой войны многие из лучших умов нового поколения были загипнотизированы верой в эту новую науку о психике. С убеждением в том, что теперь открыт путь для того, чтобы успокоить сумятицу и облегчить страдания человечества, изучение разума стало стандартной курсовой работой в американских университетах…

Против этой огромной надежды организованная религия была беспомощна. Концепция человеческой природы, которая руководила иудейско-христианской традицией в течение двух тысяч лет, не должна была оказаться измененной…

Но, хотя психиатрия во многих её формах проникает в нашу современную культуру, надежда, которую она когда-то поддерживала, медленно угасает…

Некогда волшебное обещание трансформации ума через психиатрию незаметно испарилось… Сами психиатры… приходят в отчаяние из-за своей неспособности помочь другим людям…

Всё большее число психотерапевтов теперь убеждено, что восточные религии предлагают гораздо более полное представление о разуме, чем всё то, что предусмотрено западной наукой. В то же время… многочисленные гуру… заново формулируют и адаптируют традиционные системы в соответствии с языком и атмосферой современной психологии».[16]

Многочисленные исследования показали, что количество «психологических» проблем в обществе увеличивается прямо пропорционально растущему числу психологов и психиатров. Джером Франк, являясь психиатром, а также почётным профессором Медицинского факультета Университета Джона Хопкинса, сказал:

«Чем больше очистных сооружений и чем шире они известны, тем больше лиц, ищущих их услуг.

Психотерапия является единственной формой лечения, которая, по крайней мере в некоторой степени, кажется, создаёт болезнь, которую лечит».[17] 

Провисание под весом

Несмотря на то, что эта профессия, как говорит Дороти Теннов в книге «Psychotherapy: The Hazardous Cure», «провисает под тяжестью собственной неэффективности» и предпринимает «отчаянные попытки найти обоснование своего существования»,[18] доверчивые общественные и корыстные государственные учреждения продолжают поддерживать её экспоненциальный рост. Никто не относился к этим идеям более доверчиво, чем сами церковные лидеры, которые не только адаптировали свою теологию к этим «истинам», но и передали их доверчивой пастве. Кафедры психологии в христианских колледжах и семинариях теперь такие большие и основательные, а число пастырей и консультантов пастырского персонала со степенью в области психологии настолько велико, что, кажется, практически слишком поздно для того, чтобы переломить ситуацию. В статье, озаглавленной «Psychology Goes Insane, Botches Role as Science»,[23] психолог Роджерс Миллс пишет:

«Сегодня область психологии беспорядочна. Вокруг существует так же много техник, методов и теорий, как исследователей и терапевтов.

Я лично был свидетелем того, как терапевты убеждали своих клиентов, что все их проблемы исходят от матерей, звёзд, биохимического состава, диеты, образа жизни и даже «кармы» их прошлой жизни».[19]

«На психотерапевтическом рынке существует около 200 различных терапевтических подходов и более 10000 конкретных методов, доступных для потребителя».[20] Большинство из них противоречат друг другу. Кроме того, психология не только не помогает в христианской жизни, как часто утверждают, но также является конкурирующей религией, противопоставляемой христианству. Джером Франк сказал, что психология «напоминает религию».[21] Признавая этот факт, Джолан Якоби, один из самых известных учеников Юнга, заявил, что «психотерапия Юнга — это… способ исцеления и спасения… ведущий человека к его спасению… и духовному руководству».[22] Лэнс Ли называет психоанализ «религией, скрытой под научным словоблудием» и «религией-заменителем как для практикующего врача, так и для пациента».[23] Профессор Нью-Йоркского университета психологии Пол К. Витц говорит о конечной цели Юнга – «самореализации и цели «актуализации» Авраама Маслоу, каждая из которых является «светской формой спасения».[24] Уильям Кирк Килпатрик, который наконец-то понял, что преданность психологии уводит его далеко от библейского христианства, пишет:

«Несмотря на создание виртуальной армии психиатров, психологов, психометристов, консультантов и социальных работников, не было никакого снижения уровня психических заболеваний, алкоголизма, наркомании, жестокого обращения с детьми, разводов, убийств и общего хаоса. Вопреки тому, что можно ожидать, в обществе, которое тщательно анализируют и в котором присутствуют эксперты по психическому здоровью, наблюдается рост во всех этих категориях.

Иногда кажется, что существует прямое соотношение между увеличением числа помощников и тех, кто нуждается в помощи… Мы вынуждены учитывать возможность того, что психология и смежные профессии предлагают решить проблемы, которые они сами помогли создать».[25]

Строительство на фундаменте из песка

Необъяснимо, но факт: несмотря на сокрушительные доказательства того, что психотерапия — псевдонаука, пронизанная противоречиями и путаницей, великая мечта большинства христианских психологов — объединить её с христианством. Такие организации, как «Христианская ассоциация психологических исследований» и периодические издания вроде «Journal of Psychology and Theology», продвигают идею этого объединения. Не только преемники Фрейда многократно изменяли его первоначальную теорию, но и сам Фрейд делал это при жизни; однако его идеи подвергались «последовательной критике почти со всех сторон в течении ряда лет»[26] и психоанализ любого вида в значительной степени дискредитировал себя.[27] Нобелевский лауреат Ричард Фейнман говорит, что «психоанализ – не наука».[28] Доцент кафедры психологии Нью-Йоркского университета Пол Витц «раскритиковал склонность христиан «покупать дорого, а продавать задёшево» в отношении общественных наук, т.е. принимать популярные тенденции мысли, в то время как светские профессионалы начинают подвергать эти тенденции серьёзной критике. Речь идёт о повальном увлечении тем, чьё время уже ушло».[29]

Карл Поппер, которого многие считают величайшим философом науки, сказал, что теории Фрейда, «хотя и выдают себя за науку, на самом деле, в них было больше общего с примитивными мифами, чем с наукой; они напоминали астрологию, а не астрономию».[30] Как один из лучших исследователей-психиатров в мире, Э. Фуллер Торри заявляет: «Методы, используемые западными психиатрами, за редким исключением, столь же научны, что и приёмы, используемые колдунами».[31] Профессор клинический психиатрии Медицинской школы Синай Артур Шапиро, который называет психоанализ «небылицей разума», сказал:

«Так же, как кровопускание было, возможно, массовой техникой плацебо в прошлом, психоанализ и десятки его ответвлений в психотерапии — наиболее часто используемое плацебо [таблетка, которая не имеет ценности сама по себе, но часто производит, как считает потребитель, нужный эффект] нашего времени».[32]

Оруэлловский кошмар?

Поразительно осознавать, что дискредитированные теории, на которых основана психотерапия, составляют не только основу расцветающей практики «внутреннего исцеления» и христианской психологии, но также и нового евангелия эгоизма, которое обольщает церковь более эффективно, чем что-либо другое за всю её историю. Этот «голый король», перед которым сейчас склонилась церковь, – не уязвимый старый дурак из сказки «Новое платье короля», а порочный и расчётливый тиран. Теперь кажется, что без чудесного вмешательства свыше последствия этого – как для мира, так и для церкви – будут пугающими и выходящими за пределы чьего-либо понимания. Влияние психологии в церкви зиждется на том же ложном основании, что и в светском мире: якобы она заслуживает диктаторской власти благодаря тому, что является наукой о человеческом поведении. В результате принятия этой фальшивой компетенции, общество теперь не способно ограничить её полномочия. Тенденция уже была установлена. В своей книге «The Powers of Psychiatry» Джонас Робитчер, который является психиатром и адвокатом, напоминает нам:

«Наш культура пронизана психиатрической мыслью. Психиатрия, которая зародилась как попечение о больном, расширила свою сеть, чтобы захватить в неё всех остальных, и оказывает влияние на население с помощью методов, которые варьируются от принудительной терапии и принудительного контроля до продвижения идей и распространения ценностей».[33]

Это правда, что многие голоса поднимаются в знак протеста против притворства и позора психотерапии, но всё же это опасное заблуждение разрастается. Все обстоит ещё хуже, чем в истории с одеждой короля. Сегодня в мире есть многие миллионы психологов, психиатров, социологов, психиатрических социальных работников, профессоров университетов и бесконечных государственных учреждений, чьи средства к существованию зависят от того, чтобы продолжать притворяться, что нет надежды на изменении этой тенденции.

«Ассоциация выпускников Стэнфордского университета» опубликовала интересную коллекцию работ экспертов, изучавших вопрос о том, прибыли ли мы в 1984 год раньше или позже сценария Джорджа Оруэлла. Некоторые из этих писателей пришли к сокрушительным выводам. Была сделана отсылка на злоупотребление психиатрии в Советском Союзе и отмечено, что те же пугающие возможности существуют даже в так называемом «свободном обществе». Отметив, что «Оруэлл заслуживает похвалы за то, что увидел потенциальную власть профессионалов, которым общество разрешает вмешиваться в жизнь своих граждан «для их же блага»», Филипп Г. Зимбардо отметил, что Оруэлл, тем не менее, «только намекал на степень и глубину той силы, которая столь очевидна в нашем 1984 году». Зимбардо продолжил:

«[В] новой идеологии вмешательства… вместо наказания, пыток, изгнания и других уловок тиранов, мы видим такую хитрую обработку: вмешательство в виде терапии, образования, социального обслуживания, реформ, переподготовки и реабилитации.

В серьёзной критике роли учреждения по охране психического здоровья, как новой Партии нашего 1984 года, журналист-исследователь Питер Шраг предупреждает о коварной опасности, присущей беспрекословному принятию его, казалось бы, безобидной идеологии».[34] 

Однако Зимбардо и Шраг не указали на тот факт, что психология в значительной степени перешла в сферу «духа» и пропагандирует шаманские приёмы. Это незримо и значительно увеличивает силу и опасность обольщения и контроля. Зимбардо, однако, признает роль, которую психодуховные техники разума могут сыграть в установлении контроля над миллионами «смертных мессий»35. Такие гуру — просто предвестники большого «гуру», самого Антихриста. Обольщение продолжает следовать предсказанному образцу. И всё больше возрастает сходство между тем, что происходит в мире, и тем, что происходит в церкви.

Каким образом мы можем заставить каждого человека принять другой, но, на этот раз, объективный и критический взгляд? У короля нет одежды. Он совершенно голый! Но ведь так много уважаемых и искренних лидеров превозносят красоту его царственного наряда, что те, кто не видит придуманных тканей, убеждены, что их зрение испорчено, и им рекомендуют воспользоваться собственным воображением. Эта потеря объективности открывает путь к обольщению в полную силу.

Библейское спасение

Библия ясно говорит, что «Христос умер за наши грехи» (1 Коринфянам 15:3) и те, кто принимает Его, как Спасителя и Господа, становятся новыми творениями, для которых старое прошло и всё стало новым (2 Коринфянам 5:17). Прошлое восстанавливается на основе нашей веры в Бога и работы, совершенной Христом на кресте, а не на какого-то психотерапевтического процесса, который необходимо задействовать, чтобы сделать Божьи обещания эффективными (такому Библия не учит, и первые ученики не практиковали подобного). Напротив, психотерапия основана на предпосылке, что прошлое все ещё привязано к нам, похоронено глубоко в «бессознательном», откуда определяет наши взгляды и действия. Эта мирская форма спасения предлагает психодуховные ритуалы, для того чтобы выкопать прошлое и начать с чистого листа. В лучшем случае, это небиблейское дополнение, которое умаляет силу креста, а в худшем — светская замена Евангелию, разрушающая истинную веру в Бога.

Мы не отрицаем ценности профессионального совета в тех областях повседневной деятельности, которые не описаны в Библии и не решаются исключительно через наши отношения с Богом во Христе. Однако, ища совета, следует помнить, что он всегда должен быть библейским в той мере, в которой Библия освещает ситуацию. Слово Божие предлагает лучший совет в каждой области человеческих взаимоотношений. Притчи и Екклесиаст, главным образом, разбираются с этими вопросами, но примеры и наставления, достаточные для того, чтобы дать нам направление в любой ситуации, встречаются по всему Писанию, а это ещё одна причина изучать Библию, как единое целое. В ней присутствуют здравые этические инструкции и даже некоторые ценные советы по диете и гигиене.

Однако, Библия не претендует на роль учебника по химии, физике, медицине, питанию, юриспруденции, бухгалтерскому учёту, экономике и т.д. Это открывает двери для помощи не только врачам, адвокатам, бухгалтерам и др., но и квалифицированным психологам, которые имеют дело с проблемами с обучением и, возможно, с психотическим, невротическим поведением или алкогольной зависимостью одного из супругов. Однако, редко встречается психолог, совет которого даже в этих ограниченных областях свободен от загрязнения ошибочными предположениями и практиками, пронизывающими психологию в целом. Это верно для большинства христианских психологов. Тем, кто желает строго придерживаться Библии, нелегко полностью освободиться от влияния многолетнего изучения и почитания ошибочных идей, и это может повлиять на их толкование Библии, причём они и сами не узнают, что оно изменено.

В чём мы действительно нуждаемся, так это в том, чтобы обратиться от озабоченности собой ко Христу. Бог искупил нас благодаря тому, Кем является Он, а не благодаря тому, кем являемся мы или даже кем Он мог бы заставить нас стать. Бог любит нас, потому что Он есть любовь, а не потому, что мы белые и пушистые. В этом есть прочная основа для глубокого доверия. Новое учение о том, что Бог так высоко ценит меня, что Христос умер за меня, может сначала заставить меня почувствовать себя в безопасности, но это чувство будет сохраняться только до тех пор, пока я буду успешно лелеять своё чувство собственного достоинства. Отвращая от Того, Кто любит меня в качестве объекта Своей любви, меня лишают истинной радости и свободы, которая есть только в Нем. Осознание того, что Бог любит меня не за то, кем я являюсь, а за то, Кем является Он, действительно освобождает и даёт уверенность, которую никогда не сможет дать евангелие самоуважения.

Ссылки и примечания 

1. Джей И. Адамс, Использование Писаний в консультировании (Baker BookHouse, 1975), стр. 1.
2. Джей И. Адамс, Больше, чем Искупление (Baker Book House, 1979), стр. xi-xii.
3. Адамс, Больше, чем Искупление, стр. 3.
4. Доктора медицины Пол Д. Мейер и Фрэнк Б. Минирз, кандидат наук Фрэнк Уичерн, Введение в психологию и консультирование (Baker Book House, 1982), стр. 15-18.
5. Там же, стр. 16.
6. Дж. Кампбел Морган, Жизнь Христианские (Baker Book House, 1976), стр. 22-23.
7. Джеймс Добсон, Скрыть или искать (Revell, 1974), стр. 12-13.
8. Зиг Зиглар, Увидимся на вершине (Pelican, 1975), стр. 90-91.
9. Там же, стр. 84, 88.
10. Бюллетень ума/разума, Сент. 10, 1984, “Натаниэль Бранден поднима-ется, чтобы защитить себя”, стр. 3.
11. Уильям Лоу, Сила Духа (Christian Literature Crusade, 1971), ред. Дэйв Хант, стр. 141-144.
12. Дэвид Дж. Мейерс, Завышенные эгоистичные интересы (The. Seabury Press, 1980), стр. 23-24.
13. А.В. Тозер, Человек, обитель Бога (ChristianPublications, 1976), стр. 71.
14. Фредерик Нитсше, Так говорил Заратустра (Modern Library), стр. 75.
15. Тозер, пред. цит., стр. 72.
16. Сознание: мозговые состояния сознания и мистицизм, ред. Даниэль Големан, Ричард Дэвидсон, “Психиатрия и Священное”, Якоб Нидл-ман, стр. 209.
17. Гросс, пред. цит., стр. 16.
18. Дороти Теннов, Психиатрия: опасное лекарство (Abelard-Schuman, 1975), стр. 83.
19. Национальный педагог, Июль 1980, Роджер Миллс, “Психология схо-дит с ума, дурная роль науки”, стр. 14.
20. Мартин и Дейдра Бобганс, Психологический путь/Спиритический путь (Bethany House Fellowship, 1979), стр. 23.
21. Джером Франк, “Психическое здоровье в раздробленном обществе”, Американский журнал ортопсихиатрии, Июль 1979, стр. 404.
22. Джолан Якоби, Психология К.Г. Юнга (Yale University Press, 1973).
23. Газета Los Angeles Times, Март 23, 1980, Лэнс Ли, “Американский психоанализ: взгляд за пределы этического заболевания”, Часть VI, стр. 3.
24. Христианские видение: человек в обществе ред. Линн Моррис, Пол К. Витз, “Теория завета личности: теоретическое введение”, стр. 77.
25. Уильям Кирк Килпатрик, Психологическое обольщение (Thomas Nelson, 1983), стр. 31.
26. Пол Витц, Психология как религия: культ самообожания (Eerdmans, 1977), стр. 13.
27. Гросс, пред. цит., стр. 195-231.
28. Ричард Фейнман и др., Лекции Фейнмана по физике (Reading, 1963), Том. 1, стр. 3-8.
29. Пасторальное Обновление, Март 1983, “Феномен Колберга, часть I: интервью с Полом Витцем”, стр. 63.
30. Карл Поппер, “Научная теория и фальсифицируемость”, Перспективы в философии, ред. Роберт Н. Бек (Holt, Rinehart, Winston, 1975), стр. 342.
31. Е. Фуллер Торрей, Игры разума: колдуны и психиатры (Emerson Hall, 1972), стр. 8.
32. Из интервью с доктором Шапиро, сообщенного Мартином Л. Гроссом, пред. цит., стр. 230.
33. Джонас Робитшер, Сила психиатрии (Houghton, Mifflin, 1980), стр. 9.
34. В 1984 (Stanford Alumni Association, 1984), ред. Питер Стански, стр. 209-210.
35. Там же, стр. 211.

Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в соц. сетях!

ВАМ БУДУТ ИНТЕРЕСНЫ ЭТИ СТАТЬИ: